RoRealm.com

Личный кабинет

Голосуй! Галерея База Знаний
         

Глава вторая. В лучах славы.



 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум Рагнарок Онлайн Сервера :: Творчество
Автор Сообщение
Bobrantos
RoRealm
RoRealm


Зарегистрирован: 05.01.2008
Сообщения: 2325
Откуда: Legio Mortis

СообщениеДобавлено: Вс Окт 18, 2009 12:42 am    Заголовок сообщения: Глава вторая. В лучах славы. Ответить с цитатой

Как бы странно это не звучало, сейчас Клайда не заботило ни что на свете. Он наслаждался безмятежностью и спокойствием окружающей его природы, спокойно потягивая сок из глубокого бокала. Да, это был сок, а не крепкий алкоголь, что употреблял ганзлингер раньше. Стрелок сильно изменился за последние полгода, но изменения коснулись его не столько снаружи, сколько изнутри: больше Клайд не забывался за стаканами крепких напитков, не проводил ночи в канавах или койках распутных девиц, вусмерть пьяным не доставал оружие, отстаивая свою точку зрения.
Клайд усмехнулся, предаваясь воспоминаниям прошлых лет, когда на его плечо легла женская рука. Стрелок положил свою ладонь поверх, когда его супруга наклонилась и прижалась к небритой щеке:
- Это лучше «Дыхания Дракона»?
- Да уж… и после этого я точно не буду танцевать на барной стойке.
Мариме крепко обняла своего мужа и поцеловала в щёку:
- Клайд, скажи мне честно, зачем вчера приходил Нортон?
Ганзлингер крепче сжал стакан с соком, но больше ничем не выдал своей напряженности:
- Он просил явиться завтра на площадь, видимо у него есть какая-нибудь идея и…
Бывшая охотница цокнула губами и обошла Клайда, встав прямо перед ним и уперев руки в бока:
- Клайд Саншот, либо ты сейчас же скажешь мне всю правду, либо отправишься спать на диван!
Порыв несильного ветра растормошил длинные волосы и подол платья Мариме. Свою обтягивающую одежду она сменила на более просторное платье, когда однажды утром почувствовала тошноту и захотела солёного батата. Издав удручённый вздох стрелок опустошил стакан одним глотком:
- Но это правда! Нортон просто попросил прийти к фонтану в полдень!
Мариме немного утихла облокотилась на перила:
- Ладно, сегодня ты заработал своё место на кровати… Так уж и быть.
Супруги напряженно смотрели друг на друга где-то с минуту, а потом громко рассмеялись.

Клайд протискивался между рядов торговцев, назойливо предлагающих и расхваливающих свой товар, заверяя, что ничего подобного путникам не найти и за сто лет путешествий. Выбегая из дома, он вдруг понял, что пять минут назад должен был появиться у фонтана Пронтеры. Именно осознание этого факта и заставило стрелка опрометью кинуться напрямую через рынок, променяв спокойную прогулку на толчею и ругань торговцев. Но вот наконец-то торговые ряды расступились и Клайд увидел в просвете между домов искрящуюся на солнце воду фонтана.
Ганзлингер надел на голову шляпу с длинными полями, по форме напоминающую орлиный клюв и вышел на площадь, вскинув руку и издав боевой клич гильдии. Обернувшиеся на клич члены гильдии приложили руки к вискам, салютуя перед прославленным капитаном стрелков, но радости на их лицах совсем не было. Вперёд вышел только один человек, даже при свете дня напоминающий тень и обнял старого друга. Рафаэль быстро отстранился, уступив своё место могучему, но уже не столь крепкому паладину - Мастеру Нортону. Стареющий воин опустил глаза:
- Пропали трое наших согильдийцев, и я хочу отправиться на поиски. Последний раз их видели в Альдебаране. Завтра с рассветом мы уже будем там, и я хотел просить тебя отправиться с нами, Клайд.
Хорошее настроение стрелка как будто вышибло обухом топора. Он оступился и тяжело сел на кованную лавку:
- Мастер, я бы помог, но моя жена… и она беременна… а я должен заботиться…она будет волноваться…
Стареющий паладин вздохнул:
- Да, я всё понимаю. Спасибо, что уделил мне время Клайд. Мы не забудем, что ты сделал для нас и всегда будем тебе благодарны… а теперь иди.

Ганзлингер шёл по улице с остекленелым взглядом. На него постоянно натыкались прохожие и громко орали вслед нерасторопному мужчине, но он не обращал на них никакого внимания. Новость ошеломила его, но смертельный удар нанесла ему его собственная нерешительность, его собственный страх, его неспособность принять решение…
Домой он явился, распахнув двери и смотря в одну точку.

Клайд весь день просидел на одном месте, не реагируя на волнующуюся жену, не сводя взгляд со своих сопок. Мариме, вся заплаканная сидела у его ног и пыталась звать мужа по имени, надеясь, что он ей ответит, но лишь спустя пять часов стрелок начал говорить:
- Он попросил меня помочь…он сказал, что трое наших пропали в Альдебаране, а я отказался… сказал, что не могу оставить тебя, что я нужен тебе…
Охотница подняла заплаканные глаза на мужа и сказала только одно слово:
- Иди.
Глаза Клайда снова ожили:
- Что?
- Я сказала иди! Ты нужен им, поэтому немедленно поднимайся и помоги своей гильдии!
Стрелок тяжело задышал и трясущимися руками взял жену за плечи, не находя нужных слов, но все его чувства выразили слёзы, текущие по его щекам.

Поздней ночью ганзлингер спустился в подвал своего дома и остановился перед кованной дверью. Вместо замка к ней была прикована морда горгульи с открытой пастью. Клайд несколько раз прогнал воздух по лёгким, а затем вставил руку в пасть железного монстра и провернул запирающий механизм. Дверь тут же заскрипела и медленно открылась, явив мужчине стойку с двумя пистолетами и гигантским гранатомётом в виде креста - подарком Рафаэля. Это оружие завораживало и являлось секретом, выуженным другом из глубин гильдии ассассинов. Мужчина закрыл глаза и провёл рукой по холодной стали:
- Я обещал не использовать тебя, но сейчас мне нужен именно ты…
Ганзлингер снял два пистолета со стенда и приложил их дулами к своему лбу. А затем дважды перекрестился ими, как и предписывал обычай стрелков, а затем отточенным до автоматизма движением вложил их в две кобуры, закреплённые на груди.

По пояс обнаженный мужчина вышел из подвала с металлическим крестом на одном плече. На пороге дома Клайда ждала Мариме, держа в руках плащ и шляпу мужа. Ганзлингер опустил своё оружие на пол и прислонил его к стене, а жена помогла ему одеть плащ кроваво-красного цвета. Мужчина принял шляпу и одел её на голову, надвинув поля на глаза, снова взяв оружие, называемое «Распятие»:
- Я скоро вернусь, любимая…
Поцеловав жену Клайд выбежал из дома и побежал к центру Пронтеры.
Мариме смотрела ему вслед, стоя на пороге:
- Я буду ждать тебя, мой капитан.

Даже теперь, в преклонном возрасте, Нортон устрашающе смотрелся в своих сверкающих доспехах. По правую руку от него стояла его жена - епископ Иксис, вооруженная боевым посохом, а за их спинами стоял элитный отряд, состоящий из лучших бойцов его гильдии: ассассина Рафаэля, чемпиона Сенеки, командора Махариуса, братьев - магов Аркелиона и Мортариона, биохимика Виолы, снайпера Руфуса, епископа Калиосто, оружейницы Фурии, и ещё троих безымянных теней - сталкеров. Не хватало лишь одного…
Нортон вложил меч в ножны и кивнул Иксис. Та расставила руки в разные стороны и открыла варп, куда стали по одному заходить все собравшиеся здесь в столь ранний час. Когда остались только пристесса и её муж, площадь Пронтеры огласил крик Клайда:
- Мастер!
Нортон сначала не поверил своим ушам, но обернувшись на голос, увидел несущегося во всю прыть ганзлингера, чудом увернувшегося от ботинка, брошенного кем-то из жителей из окна. Старый паладин широко улыбнулся и расставил руки, поймав в крепкие объятья своего пасынка:
- Спасибо, что не оставил старика одного, сынок.
- Я бы никогда этого не сделал…
Старик впихнул Клайда в варп-портал, и сам последовал за ним.

Все пятнадцать воинов собрались у входа в Часовую башню Альдебарана, ожидая человека, обещавшего помочь в поиске пропавших людей. И вот на площадь в виде креста вышел мужчина, закутанный в плащ до земли, скрывающий даже лицо незнакомца. Подойдя ближе, он остановился на почтительном расстоянии и заговорил тихим ровным басом:
- Нортон, тебе нужно пройти Часовую Башню и попасть на самый нижний уровень - в царство трёх адских мечей. Только найдя их всех ты сможешь узнать, где искать следующую подсказку. Больше я ничего не могу сказать.
В первый раз в жизни члены гильдии видели как их мастер низко поклонился кому-то в знак признательности и глубокого уважения. Тем временем незнакомец удалился так же быстро, как и появился, бесследно растаяв в утренней дымке.
Клайд погладил ремни, удерживающие «Распятие» на его спине и развернулся в сторону металлических дверей, зашагав к входу в часовую Башню. За ним последовали и остальные.

Первые два этажа ударная группа прошла очень быстро, практически не останавливаясь, лишь изредка убивая назойливых монстров. Но подойдя к третьему этажу - сердцу часового механизма - согильдийцы наткнулись на сопротивление будильников. Эти монстры, напоминающие одновременно сломанных кукол и бестолкового набор шестерёнок, мешали своим количеством, а не силой.
Клайд спустил курки своих новеньких пистолетов и ещё один будильник рассыпался, оставив после себя горстку мусора и маску, заменявшую ему лицо. Ганзлингер на ходу поднял её и надел себе на лицо, совместив узкие прорези для глаз с своими собственными:
- Давно хотел себе такую…
Остальные также закончили возиться с монстрами и группа бросилась на следующий этаж, где их ждали орки. Что бы не снижать скорость группа построилась острым клином, выставив как остреё командора Махариуса, чей гигантский клинок разрубал даже огромных орков.

И вот наконец согильдийцы прошли лабиринт в подземелье и подошли к огромным дверям, скрывающим за собой следующий уровень подземелий. Нортон достал из складок плаща заранее заготовленный ключ, вставил его в замок и дважды повернул.

Выточенный природой в цельном камне, зловещий и тёмный лабиринт выглядел местом сосредоточения всех несчастий на свете. Нортон внимательно осмотрел развилку и сказал:
- Здесь разделимся. Махариус, возьмёшь Клайда, Рафаэля, Мортариона, Иксис и пойдёте прямо, остальные пойдут со мной налево. Встретимся через час в центре лабиринта. Действуйте осторожно и не вздумайте здесь умирать!
Удачи вам, друзья.
Все громко продекламировали боевой клич гильдии и разошлись.
Небольшой отряд продвигался вперёд, обходя завалы из балок и камней, иногда уничтожая небольшие скопления бафори. И вот впереди забрезжил свет. Тусклый по сравнению с дневным, он казался ослепительным, по сравнению с постоянно темнотой пещер. Отряд Махариуса вышел в просторный зал с озером посередине. Из озера, как рёбра гигантского монстра торчали рухнувшие колонный, а пол был устлан отполированными временем до блеска плитами. И вдруг гробовую тишину прорезало шипение и лязг металла по камню. Отряд мгновенно вышел из оцепенения и встал в боевом порядке, ощетинившись оружием.
Из другого прохода, ведущего в этот же зал, снова раздались те же звуки, а затем показался и их источник: в зал, злобно озираясь по сторонам медленно «зашли» два адских меча-близнеца; Мистрелайн и Тирфинг…
Поражённые силами зла, пара чудовищных клинков почти сразу заметили людей, посмевших проникнуть в их владения и оскалили зубастые пасти, сросшиеся со сталью их клинков. Они медленно оторвались от земли и зависли где-то в полуметре над ней, а затем сорвались с места, полетев в сторону нарушителей.

Махариус убрал в ножны свой двуручный меч и широко расставил руки, будто приготовившись погибнуть на месте, но в последний момент он сделал шаг в сторону, пропустив проклятый клинок мимо, и схватил его за рукоять. Затем мужчина с разворота ударил мечом об пол. Удар был такой силы, что расколол плиту надвое, а меч застрял между обломками, но даже теперь Махариус не выпустил из рук рукоять адского меча, удерживая его чудовищную мощь. Из-за его спины, как тень, появился Рафаэль с двумя катарами в руках. Ассассин отвёл назад одну руку:
- Sonic Blow!!
Катары вспыхнули зелёными молниями и убийца нанёс удар. Все восемь ударов слились в один, потому, что были нанесены быстрее зрительного восприятия человека, а последний залил весь зал светом расколотого металла…
Второй из клинков-близнецов пролетел мимо командора и встретился со святым щитом Иксис. Меч зашипел и поспешил убраться восвояси, получив сильные повреждения, но на его путь преградила огненная стена, выставленная архимагом Мортарионом. А затем под сводом пещеры раскрылся «глаз шторма»:
- Storm Gast!!
Ледяной шторм поглотил беглого демона и заковал его в ледяные оковы. Довольный собой архимаг, сложил руки на груди, когда в дело вступил Клайд. За его спиной раскрылись белые крылья ангела, подаренные заклинанием Иксис, когда ганзлингер взял в руки «Распятие»… Металлический крест разошёлся во все четыре стороны света, обнажая крестовидную рукоять с двумя курками. Стрелок закинул «Распятие» на плечо и перевернул крест коротким концом в сторону замороженного меча-демона. Сейчас даже Иксис и Мортарион, знающий страшные тайны магии, в ужасе отшатнулись от Клайда. В своём кроваво-красном плаще и шляпе, а теперь ещё и в маске, он точь-в-точь напоминал друида из Глайстхейма.

Клайд спустил курок и из дула гранатомёта вырвалась ракета, наконечник которой напоминал дэвелинга. Столб белого дыма и отдача невероятной силы заставил ганзлингера пошатнуться, а ракета, только коснувшись глыбы льда, разорвала её на миллион крошечных кристалликов. .. На каменном полу остался лишь обломок проклятого лезвия и какой-то минерал.
Тем временем ослепительная вспышка света, вызванная Рафаэлем, прошла, так же оставив после себя лишь уничтоженного демона.
Махариус тяжело дышал и до сих пор держал в руках дымящуюся рукоять. Командор разжал трясущиеся ладони, закованные в латы и повернул их к свету… Даже закалённые латы не смогли противостоять дьявольской силе проклятого клинка: латы и кожаные подлатники расплавились, а кожа рук получила ужасные ожоги. Могучий воин стиснул зубы так, что они захрустели, но не проронил и звука, пока Иксис колдовала над его ранами.

Собрав всё, что осталось от мечей-близнецов, группа людей остановилась на берегу озера, что бы восстановить силы и дождаться остальных членов гильдии. Хотя ими командовал Махариус, сейчас Клайд обходил всех и узнавал, не пострадал ли кто, временно взяв на себя обязанности командира. Рафаэль же сидел на берегу и кидал камушки в одну из упавших колонн. Каждый камушек попадал точно в центр, а падали в воду они точно в одно и то же место. Но вдруг один изменил траекторию и отскочил куда-то в сторону. Ассассин подался вперёд и приложил руку «козырьком» к глазам и уже собрался подниматься, когда на его плечо легла рука друга, опустив обратно:
- Я посмотрю, отдохни лучше, - сказал Клайд и направился искать место, откуда можно было бы залезть на упавшую колонну.

Пройдя метров пятьдесят ганзлингер увидел конец колонны, по которому вполне можно было добраться до её верхушки, торчащей высоко над водой. Расставив руку в стороны Клайд шаг за шагом продвигался к верхушке колонны, и, дойдя до конца, сел, обхватив её ногами и наклонился к месту, в которое Рафаэль кидал камушки. Друг направлял его со своего места:
- Подвину руку чуть вправо!
- Твоё право или моё?
- Любое право!
Наконец Клад нашёл выбоину в камне и стал её ощупывать. Ганзлингеру это показалось странным, но по форме она напоминала лезвие меча и его гарду. Пока мужчина обследовал странного вида выбоину в камне в зал вошли остальные члены гильдии. Насколько мог судить зоркий глаз стрелка, никто из них не был ранен, но времени расспрашивать о подробностях не было:
- Мастер, вы нашли что-нибудь?!, - проорал Клайд с колонны.
Старый паладин поискал глазами пасынка, а потом прокричал в ответ:
- Да, меч был в дальнем конце лабиринта! Вот, это всё, что от него осталось!
Нортон вынул из складок плаща приличный кусок проклятого лезвия и показал его Клайду.

Вдруг мужчину осенило, он быстро счистил пыль и растения с колонны и прокричал на весь зал:
- Рафаэль, собери все куски, какие мы нашли и скорее неси их сюда!
Ассассин наклонил голову набок и скрестил руки на груди:
- Зачем? Если они тебе так нужны, то спус…
Его бесцеремонно прервал Нортон, догадавшийся, что задумал Клайд:
- Рафаэль, он прав! Давай скорей!

Ассассин споро забрался на поваленную колонну, цокая металлическим накладками на сапогах, и протянул все три обломка мечей-демонов Клайду. Прежде чем взять их ганзлингер крепче сжал ноги и перевернулся головой вниз:
- Попробуй сложить части вместе.
Рафаэль скривил лицо, но всё же послушал друга, приложив одну часть проклятого меча к другой. В ту же секунду зал озарился свечением фиолетово-чёрного цвета. И источник этого света держал в руках ошеломлённый ассассин. Когда свет померк Рафаэль уже держал в руках кривой клинок с одним глазом и двумя зубастыми пастями. Клайд проорал, чуть не сорвавшись в воду:
- Приставь рукоять и скорее дай мне!
На этот раз ассассин действовал более осторожно, и когда зал вновь озарился демоническим свечением, он уже знал, что за этим последует: в его руках шипел и извивался живой клинок.

Рафаэль быстро протянул живое оружие другу, держа его двумя пальцами. Клайд схватился за сопротивляющееся оружие двумя руками и, качнувшись, со всей силы загнал клинок ровно в трещину в колонне… Сначала ничего не произошло, но через несколько секунд в зале стал нарастать звук копящейся энергии. Почти все члены гильдии выхватили своё оружие, но оно так и не пригодилось; по поваленной колонне разбежался странный узор, а сама конструкция затряслась. Клайд не удержался и свалился в воду, а Рафаэль прыгнул туда сам, когда конец колонны засветился ярким светом и из него вырвался луч энергии. Несколько раз отразившись от сводов пещеры луч ударил в одну из плит на полу. На ней вскрылся необычный магический круг, поглотивший луч и вспыхнул синим светом варп-портала.

Рафаэль и Клайд грелись в свете небольшого костра, используя как одеяло плащ Нортона, пока остальные обсуждали, что делать теперь. Ганзлингер сушил своё оружие и заново смазывал его, проверяя, работает ли оно так, как ему положено. Но вот относительное спокойствие прорезал ехидный смех и из тоннеля вылетела бафори. Ведьма сразу направилась к ближайшему человеку, но не успела пролететь и пары метров, как её череп превратился в кровавую кашу. Клайд опустил пистолет и довольно причмокнул.
Выстрел вывел из оцепенения остальных членов гильдии и со своего места поднялся Нортон:
- Раз уж мы сюда пришли, я считаю, что мы должны пойти туда, - старый паладин показал рукой на варп-портал - кто-нибудь думает иначе?
Воцарилось напряженное молчание, но в конце - концов со своего места поднялся Сенека:
- Мастер Нортон, ты ещё ни разу не ошибался, и мы всегда шли за тобой, но сейчас мы даже не знаем куда он ведёт. Этот путь нам показал не ты, а человек сторонний и поэтому… думаю, что выражу мнение многих, попросив тебя возвращаться обратно.
Следующим встала Фурия:
- Мастер, мы сожалеем о том, что пропали наши товарищи, но мы не знаем где их искать, и у нас даже ни одной ниточки. Сенека прав, мы должны возвращаться, - последние слова девушка произнесла потупившись и закусив губу.

Нортон долго молчал и всем показалось, что под потолком пещеры собираются тучи. Все они видели паладина в бою и никто не хотел навлекать на себя его гнев, а тем более сейчас смотреть ему в глаза. Старик сжал кулаки так, что захрустели пластины брони и от этого звука вздрогнул даже Махариус. Нортон уже собирался разразиться ураганом, когда на его плечо легла рука Клайда. Мужчина одной рукой набросил плащ паладину на плечи:
- Мы идём с тобой.
За другим плечом старика тенью вырос Рафаэль, однако он ничего не сказал, издав лишь одобрительный звук. Ганзлингер снова одел недавно полученную маску и надвинул поля на глаза, перехватив поудобнее ремни «Распятия»:
- Кто-нибудь ещё пойдёт?
Вопрос вроде бы повис в воздухе, но мгновенно опустил на одно колено Сенеку и Фурию. Они практически одновременно проговорили:
- Простите нас, Мастер Нортон, за наши сомнения! Мы идём с вами, Мастер!

Получившие все возможные заклинания поддержки все были готовы войти в варп и встретить любые опасности, кроящиеся по другую его сторону. Но первым в варп-портал вошёл Рафаэль, как самый ловкий и быстрый член гильдии. По приказу Нортона ассассин должен был вернуться обратно при первых признаках опасности через пол минуты, если же этого не произойдёт, то за ним в варп последует вся группа.
Эти тридцать секунд были самые долгие за всю жизнь четырнадцати человек из ударной группы Нортона, но по их истечению старый паладин громко скомандовал:
- Вперёд!

Рафаэль стоял посреди ледяной пустыни по щиколотку в снегу, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть в снежном шторме. Рядом он увидел какие-то хвойные деревья, но больше ничего разглядеть не удалось. В назначенное время из варп-портала по очереди вышли все члены гильдии и заняли свои позиции. За вышедшим последним Нортоном варп сразу закрылся.

- Ну и что теперь?!, - перекрикивая бурю прокричала Иксис.
Голос Нортона звучал более звучно на фоне завывающей метели:
- Двигаемся вперёд! Ледяная пустыня не очень большая и мы сможем добраться до её края за час!
Пробираясь сквозь торосы к лесу группа всё же двигалась к краю снежной пустыни, хотя и очень медленно. Но внезапно к завываниям бури присоединились другие голоса. Люди услышали сначала тихий вой, а затем и увидели снежных псов, бегущих к ним сквозь буран. Махариус взревел, перекрыв своим голосом даже метель:
- Гааарм!

Выругавшись так, что покраснели бы даже пьяные матросы, Махариус разрубил ледяного щенка на пополам, а затем подставил свой гигантский двурушник, защитив спину Руфуса от когтей другого точно такого же. Но снайпер не долго был в долгу, пробив две дыры в глазах совершившего неаккуратный прыжок щенка. Братья-маги расшвыривал сразу по несколько монстров заклинаниями «Гром Юпитера», а Рафаэль убивал чудовищ единственным касанием, после чего их разрывало изнутри от смертельной дозы яда. Несладко сейчас приходилось и Клайду: он остался защищать Иксис и Калиосто, помогающих всем и каждому вспомогательными заклятиями. На «Распятие» налипло много снегу и сейчас оно только мешало. Ганзлингер внимательно следил за ходом боя и уже начал понемногу расслабляться, когда мимо Нортона проскочил один из ледяных щенков. Стрелок поднял свой пистолет и прицелился между глаз монстра, когда услышал рычание сзади и слева. Сжав зубы от напряжения Клайд подбросил металлический крест вверх и выхватил второй пистолет из кобуры. Мужчина отвёл одну ногу назад и начал разворачиваться; для окружающих его движения казались размытыми и смазанными. С бурей стал спорить ещё один голос:
- Desperado!!
Клайд расставил руки в стороны и дважды спустив курки, но раньше, чем пули коснулись детёнышей Гарма ганзлингер уже развернулся и выстрелил третьему в морду в упор.
Клайда обдало градом из кусков льда, но стрелок всё же успел убрать пистолеты и поймать «Распятие». Сам не поняв, как он сделал это Клайд крикнул так, что его услышали все члены группы:
- Все на землю!
Как подкошенные согильдийцы тут же кинулись ничком на землю, когда металлический крест в руках ганзлингера издал протяжный свист и обнажил свою начинку. Развернув оружие длинным концом от себя Клайд наклонился в сторону, увлекая за собой «Распятие». Жилы на шее стрелка надулись как канаты от неимоверного напряжения, когда тяжелая пушка всё же поддалась. Клайд спустил курок… Пулемётная очередь крошила ледяные доспехи щенков как будто это была трава. Пули размером с небольшой нож проходили насквозь, мгновенно уничтожая детёнышей Гарма.

Казалось, что сама буря в страхе отступила, боясь приближаться к Клайду. Ганзлингер, ещё в юности получивший прозвище «Бич демонов», сейчас, пожалуй, полностью его оправдал: стоя в своём плаще и шляпе, а теперь ещё и в безразличной маске, с поднятым вверх «Распятием» он действительно внушал ужас не только монстрам, но и людям.
Из-под снега и осколков ледяной брони стали подниматься согильдийцы Клайда. Все они сильно устали, и небольшая передышка сейчас была как раз кстати, но теперь люди смотрели на своего друга если не с ужасом, то с благоговейным трепетом…
Последним из снега поднялся Нортон. Ему помогла подняться на ноги его жена. Старик тяжело дышал, а его доспехи в нескольких местах были повреждены. Паладин убрал в ножны меч и принял помощь жены, едва слышно сказав:
- Я действительно старею. Раньше бы я расправился с этими щенками один, а сейчас не могу подняться без посторонней помощи…
Иксис понимала, что муж прав, но всё же решила подбодрить его:
- Дорогой, ты ещё можешь дать фору многим молодым!
- Прекрати, Иксис! Мы оба знаем, что это ложь!
После недолгого молчания он сжал руку жены и снова открыл рот:
- Когда мы вернёмся я попрошу его сменить меня… он стал сильнее меня, сильнее всех, кого я встречал…
Иксис вздрогнула, но ничего не ответила.

Клайд опустил «Распятие» на замёрзшую землю и положил голову на перекрестье. Его силы были на исходе, но всё же он держался на ногах, не позволяя себе опуститься даже на колени.

Через несколько минут Нортон, прихрамывая, подошёл к ганзлингеру и положил руку ему на плечо, но прежде чем он успел что-то сказать, мужчина поднялся на ноги и приложил палец к губам. Старый паладин насторожился, но ничего не смог услышать или увидеть. И вдруг раздался еле слышный хруст. Клайд толкнул Нортона в грудь, откинув его на несколько метров в сторону; а на том месте, где только что стоял Клайд, сомкнулись гигантские челюсти. Старый паладин вскочил на ноги с прытью, которой даже он от себя не ожидал. К глазам Нортона подступили слёзы, а грудь как будто сжало стальным обручем. Паладин опустил руки и посмотрел прямо в глаза гигантскому ледяному монстру, стоящему перед ним сейчас. Крик убитого горем война разнёсся далеко за пределы снежной равнины…

Гигантский Гарм несколько раз тряхнул головой, а затем посмотрел на людей рядом со своими лапами. Но те практически не отреагировали на смертельную опасность, потому что стояли не двигаясь, не веря своим глазам. Глазам, которые только что показали им смерть друга и прекрасного война. Нортон упал на колени и со всей силы ударил сжатыми кулаками по снегу; от чудовищной силы удара паладина снег поднялся столбом, привлекая к себе внимания ледяного монстра. Гарм сначала повернул голову, а затем замахнулся огромной лапой, закованной в ледяную броню. Зверь прикончил бы человека одним ударом, но вдруг он остановился. Гарм тряхнул головой и наклонил её набок. Раздался странный звук, напоминающий хруст костей и звук бьющегося стекла, а огромный монстр попятился назад, припадая мордой к земле. К удивлению всех людей так продолжалось ещё несколько секунд, а затем Гарм запрокинул голову и его страшные челюсти с хрустом разомкнулись, заливая снежную равнину голубой кровью.

Клайд напрягся так, что чувствовал боль даже в глазах, но понемногу выпрямлялся, держа «Распятие» над головой. Его мышцы грозили лопнуть от натуги в любую секунду, однако стрелок не остановился, пока не выпрямился полностью, разжав челюсти ледяного пса. Монстр зарычал, обдав ганзлингера своим смрадным дыханием и сильнее затряс головой, пытаясь избавиться от недавно проглоченной добычи. Стрелок сделал последнее усилие, сумев выиграть доли секунды, что бы перехватить «Распятие» и повернуть его коротким концом к глотке Гарма. Металлический крест раздвинулся, обнажив дуло и наконечник ракеты. Превозмогая боль Клайд открыл один глаз, зрачок в котором был похож на змеиный:
- Попробуй проглотить это!!
Ганзлингер спустил курок и ракета, вырвавшись из дула оружия, пропала в бездонной утробе ледяного колосса. Гарм вдруг остановился и замер на месте. Его грудная клетка засветилась изнутри и взорвалась, окатив окрестности голубой кровью, кусками плоти и осколками ледяной брони.

Клайда снова спасло его верное оружие: металлический крест спас его от осколков льда и взрывной волны, убившей ледяного пса. Ганзлингер всё ещё валялся в пасте Гарма, укрывшись под «Распятием» и собираясь с силами. Вот наконец-то он смог разжать челюсти и вылезти из пасти монстра, оторванная голова которого валялась в нескольких метрах от останков тела. Клайд опустился на колени, прижимая к груди верное оружие. Чувства смешались, и кроме усталости, невыносимой боли появилось ещё одно. Совершенно незнакомое: это был не страх и не радость, а что-то новое, назревающее внутри его груди, готовое вырваться наружу в любую секунду! Не в силах справиться с ним стрелок заорал во всю силу лёгких и поднял «Распятие» вверх, давая одну очередь за другой.

Старик Нортон так и не поднялся на ноги, оставшись стоять на коленях, смотря в пустоту. Слёзы на его морщинистом лице замёрзли и превратись в кристаллики льда, а он всё не мог поверить в реальность произошедшего. Только что на его глазах один человек уничтожил одного из самых сильных монстров в мире единственным ударом. К старику медленно подошли Сенека и Махариус, подняв Мастера на ноги.

Клайд, будто обезумев, стрелял в воздух; мужчина и сам не понимал, зачем это делает, но ему нужно было делать хоть что-то, что бы не сойти с ума от пережитого. Громкий щелчок оповестил ганзлингера о том, что обойма пулемёта опустела и теперь при нажатии на курок оружие работала в холостую. Но стрелку было всё равно: он водил жалобно щёлкающим оружием из стороны в сторону, не придавая значения отсутствию патронов. Но вдруг «Распятие» упёрлось во что-то твёрдое. Клайд перевёл дыхание и посмотрел на конец металлического креста: его одной рукой держал Рафаэль. Ассассин силой опустил оружие друга на землю и встряхнул Клайда. Ганзлингер что-то забормотал, но убийца не стал слушать, просто опустив друга на землю ударом кулака.

Вся группа переместилась поближе к деревьям, защищающим от снегопада и шквального ветра, один лишь Клайд всё ещё что-то искал рядом с головой Гарма. Останки ледяного пса даже сейчас выглядели устрашающе, особенно - остекленелым глаза чудовища. Тем временем братья-маги разожгли костёр и все подтянулись ближе к заветному теплу. Но не смотря ни на что Нортон распорядился выставить караул на случай новых опасностей. Назначенные для этого Руфус, Виола и один из сталкеров рассредоточились по периметру и исчезли в снежных торосах.

Клайд вошёл в свет в свет костра, одной рукой держа за плечом «Распятие», а второй сжимая несколько клыков Гарма. При виде этого сокровища у Виолы загорелись глаза, но она не посмела даже посмотреть на мужчину, в одиночку добывшего их. Случайный порыв ветра растрепал подолы плаща стрелка, и ганзлингер сделал несколько шагов вперёд, попутно убирая клыки Гарма во внутренний карман плаща. При его приближении некоторые члены группы немного отодвигались в сторону, делая это скорее невольно, нежели показывая неуважение. Ганзлингер подошёл к сидящим бок о бок Иксис и Нортону и преклонил одно колено перед своим мастером:
- Простите, что я задержался, Мастер Нортон…
Клайд опустил голову, ожидая ответа. Старый паладин удивлённо подался вперёд, несмотря на предостреригающий жест своей жены:
- Клайд, ты называешь меня своим мастером? Ты, человек в одиночку убивший Гарма?!
Ганзлингер склонился ещё ниже к земле:
- Мастер, прекратите! Я не знаю никого, сильнее и опытнее вас! Вы приняли меня в свою гильдию, когда я был мальчишкой, и Вы вырастили меня, как своего сына! Я поклялся перед всеми, что буду всегда уважать Вас, и, если потребуется, пожертвую собой, что бы защитить Вас!
Не успел стрелок выговорить последнее слово, как за спиной Нортона возникла еле различимая тень. Этот фантом быстро приближался и двигался прямо, что давало недвусмысленное представление о его намерениях. Рафаэль среагировал мгновенно: в его руке появилось три метательных ножа, а Клайд выхватил пистолет, но Нортон выставил вперёд руки:
- Нет!
Оба друга замерли на месте, пока тень приближалась. И вот наконец в свет костра вошёл тот же незнакомец, что встречал гильдию у Часовой Башни. Незнакомец остановился на самой кромке света:
- Вы неплохо справляетесь, однако без потерь не обошлось, да, Нортон?
Старый паладин поднялся на ноги и машинально дотронулся до нескольких прорех в доспехах:
- Годы берут своё, но давай позже поговорим об этом. Мы сделали всё, как ты сказал. Мы уничтожили проклятые мечи и Гарма, что нам делать теперь?
Незнакомец рассмеялся:
- Разве я говорил вам, что вы должны убить Гарма? Вам просто не повезло встретить его именно здесь…
Со своих мест практически одновременно повскакивали все члены гильдии, одаряя пришельца таким фонтаном ругательств, что пожалуй даже и он сам не ожидал такой реакции. Но не сильно расстроившись этому происшествию:
- Усмири своих щенков, Нортон, иначе моя помощь здесь прекратится.
Первым не выдержал вспыльчивый командор. Махариус в мгновение ока очутился перед чужаком и со всего размаха нанёс удар с боку своим двуручным мечом. Старый паладин только и успел, что открыть рот, прежде чем незнакомец развернулся вокруг собственной оси, подняв столб снега.

Когда осел снег Махариус лежал лицом вниз, а его оружия нигде не было. На спине поверженного командора сидел незнакомец, укутанный в плащ. Он покачал головой и снова заговорил:
- Не позволяй чувствам мешать тебе трезво оценивать ситуацию, мальчишка. Иначе тебе недолго числиться среди живых…
Вдруг в нескольких сантиметрах от головы Махариуса воткнулся его двурушник, срезав несколько прядей волос, но не тронув мужчину.
- Но я отвлёкся. Вы не зря очутились здесь. Я даже скажу больше: в этот самый момент кто-то из вас вполне мог найти то, ради чего вы здесь.
Словно в подтверждении его слов в круг света сбежалась биохимик Виола, держа в руках небольшой предмет. За ней крупными прыжками следовал гомункул Ванил. Девушка возбуждённо жестикулировала и хватала ртом воздух:
- Смотрите!
Девушка выставила вперёд ладони на которых лежал, отражая свет костра, ледяная сфера. Внутри миниатюрной льдинки виднелся предмет в виде полумесяца. Незнакомец хмыкнул:
- Ну вот. Теперь вам нужно попасть в Гластхейм. Там вас ждёт последняя часть этой головоломки.

На путь до ближайшего города ушло долгих четыре часа, и они были отнюдь не лёгкими. Махариуса без сознания положили в телегу Виолы и по очереди «впрягались» в неё, сменяя уставших товарищей. По прибытию в Альдебаран Иксис настояла на отправке командора в госпиталь, а остальные получили день заслуженного отдыха. Каждый сам выбрал для себя, как потратить это время: Сенека и Калиосто остались в церкви, Руфус и Виола наведались на крупнейший в этом городе рынок, Иксис и Нортон остались в госпитале, постоянно расспрашивая медсестёр о состоянии их товарища, тройка сталкеров почти мгновенно пропала в переулках, а Клайд и Рафаэль отправились искать представительниц службы «Кафра», что бы отправить письмо жене ганзлингера.

Клайд ещё раз выслушал письмо, надиктованное девушке с зелёными волосами, внимательно записывавшей каждое слово, сказанное стрелком, и дал добро на отправку. Девушка кивнула и опустила запечатанный конверт в почтовый ящик, а затем поклонилась и принялась выслушивать просьбу следующего человека.
Ганзлингер и ассассин так же решили навестить рынок: поискать необходимое снаряжение. И хотя торговцев здесь было не так много как в Пронтере, местное разнообразие товаров тоже впечатляло. Клайд взял с одного из прилавков диадему с крупным синим камнем в центре и стал её рассматривать. Рафаэль лишь искоса взглянул на драгоценную безделушку и презрительно фыркнул.
- Знаешь, Рафаэль, мы с тобой уже не мальчишки. Мы уже разменяли третий десяток, если ты не забыл. И знаешь, годы не прибавят нам сил и удали, - Клайд отдал торговке несколько монет и убрал диадему в сумку на ремне.
Ассассин надвинул шарф почти до самых глаз и спрятал руки в карманы:
- Ты опять начинаешь этот разговор?
- Я просто не хочу что бы ты до самой старости бегал по пустыням и городам, тыкая ножиком слишком обнаглевших торговцев да всякую падаль.
- А может мне нравится «тыкать ножиком» всякую падаль?
- Ты сам-то в это веришь? - скосив на друга глаза Клайд поудобнее перехватил ремень от «Распятия».
- Я давал клятву кровью, когда меня принимали в гильдию! Конечно я верю в кредо ассассина!
Клайд остановился и смерил друга оценивающим взглядом: закутанный в чёрные одежды и лёгкую броню, украшенную черепами он действительно внушал суеверный страх многим, как и сам стрелок:
- А эта клятва сделала тебя счастливым? Эта клятва ждёт тебя каждый вечер дома? Клятва сделает тебя отцом?
Рафаэль отвёл взгляд и сжал кулаки:
- Ну и что ты хочешь от меня?
Клайд довольно улыбнулся:
- Две просьбы. Первая: найди ту, с которой тебе захочется провести всю жизнь, и вторая, - ганзлингер опустил свободную руку к карману и что-то сжал - скажи своим ученикам, что у меня воровать бесполезно!
Клайд резко развернулся и бросил через плечо вора, почти успевшего запустить руку в карман стрелка. Вор растянулся на мостовой с вывернутым запястьем. Мужчина лишь насмешливо посмотрел на мальчишку и отпустил его руку, хотя сильно это ему не помогло: как представитель высшей касты Рафаэль тут же поднял паренька за ворот и начал поучать, напоминая ему о воровских законах, используя не только слова.

Весь день прошёл в будничных заботах: Рафаэль и Клайд ещё немного побродили по городу, а затем заглянули в одно из отделений гильдии ассассинов - единственное место, где ганзлингер мог добыть боеприпасы для «Распятия». Воспользовавшись подвернувшейся возможностью Клайд заодно раздобыл добрую дюжину обойм для пистолетов и пару полезных снадобий. Рафаэль же, обменявшись парой жестов с местным капитаном получил порцию новых ядов и метательных ножей. Напоследок Клайд отдал диадему и добытые недавно клыки Гарма на склад корпорации «Кафра».

В назначенное время все явились к стенам госпиталя, ожидая выхода Мастера. Рафаэль и Клайд стояли особняком и тихо разговаривали:
- Думаешь пригодиться та штуковина, которую нашла Виола?
- Если тот незнакомец сказал, что пригодится, значит это не просто кусок стекла, не находишь?
- Ну да…
Ганзлингер молчал где-то с минуту, а затем достал из-за пояса ту самую маску, которую поднял в Часовой башне и посмотрел в пустые глазницы:
- Знаешь… когда мы вернёмся из Гластхейма я скажу Нортону, что ухожу…
Рафаэль вздохнул:
- Ты ведь уже давно это решил , да?
- Когда узнал, что стану отцом, Рафаэль… считаешь меня трусом?
- Нет… просто я не знаю другой жизни, кроме жизни убийцы. Для меня это странно... не бойся, тебя никто не осудит, брат.
Клайд одел маску и посмотрел на своего друга сквозь узкие щёлки:
- Спасибо, Рафаэль.
Мужчины пожали руки, когда двери госпиталя распахнулись и из них строевым шагом вышли Нортон, а за ним Махариус и Иксис. Не сделав и нескольких шагов от дверей паладин вытащил из ножен и во всё горло отдал приказ:
- Вперёд! В Гластхейм!
Голоса четырнадцати мужчин и женщин слились в едином порыве, издав боевой клич гильдии.

Путешествия варп-порталами довольно быстро доставили всю группу в сердце Гластхейма - Проклятую Церковь. Выйдя из столба синеватого света каждый член гильдии немедленно доставал оружие и становились в боевую стойку. Клайд вышел четвёртым по счёту и встал спинка к спине с Аркелионом, сменив обоймы в пистолетах. Ганзлингер достал из-под плаща две обоймы внутри которых поблёскивали серебряные патроны и с громким щелчком вставил их в верные пистолеты. Мужчина по обыкновению дважды перекрестился пистолетами и крепче затянул перевязь «Распятия». Вокруг него все доставали оружие, так или иначе благословленное священниками, или выкованное из смеси серебра и других металлов. Клайд провёл рукой по гладкой поверхности металлического креста, ощущая его холод, чувствуя каждую царапину. Это чувство вселяло уверенность, ведь для каждого стоящего здесь человека оружие скоро станет продолжением его собственного тела.

В разрушенной церкви царила мёртвая тишина. Казалось здесь даже нет ветра, ни говоря уже о каких-то разумных формах жизни. Отряд медленно продвигался вперёд, постоянно меняя боевой порядок и стараясь двигаться бесшумно. Пройдя по разорённому холлу и нескольким узким переходам, группа остановилась у развилки. Сейчас даже Нортон не был уверен, куда же им дальше двигаться; если лабиринт был неплохо изучен, то это место оставалось нетронутым веками. Вперёд вышел Сенека и внимательно всмотрелся по очереди в оба прохода. Когда мистик наклонился чуть ближе из прохода раздался скрип и в лицо мужчины бросился мимик. Реакция Сенеки не подвела его и небольшой злобный монстрик встретился со стальным кастетом. Сенека вытер кастет о мох на стене и повернулся к остальным:
- У меня простая философия: не лезь туда, откуда прут монстры!

Спускаясь всё глубже в подземелья Гластхейма Клайд и его согильдийцы повстречали множество разношерстных монстров: калицбурги, райдрики, зомби и призраки, но все они были ничем по сравнению с желанием этих людей спасти своих товарищей. И вот они наконец-то вышли к последнему варпу. Нортон достал ту самую сферу, которую нашла Виола и повертел её в руках:
- Мы совсем близко, друзья мои.
Все уже были готовы двинуться вперёд, когда из-за поворота, только что пройденного согильдицами, послышался низкий гул. Замыкающий процессию сталкер вдруг содрогнулся и схватился за шею. Один из братьев-магов протянул руку, что бы поддержать согильдийца, но тот только несколько раз раскрыл рот и повалился на пол. Маг в ужасе отпрянул назад, увидев, что из спины убитого сталкера торчат несколько стрел. Нортон среагировал в мгновение ока и оказался в конце процессии ещё до того, как некоторые поняли, что случилось:
- Defender!!
Перед старым паладином стальными огнями вспыхнул защитная аура, в которую тотчас врезались несколько стрел толщиной с копьё. В дальнем конце коридора показались тусклые огни и неясные очертания монстров. К людям приближались райдрики, возглавляемые существом, парившем над землёй. Он был замотан в алые изорванные одежды, с крестом за спиной и книгой в руках. Проклятый фолиант светился золотыми огнями, освещая череп, заменявшей монстру лицо. Настала очередь Клайда; он достал оба пистолета, и, словно поймав его мысль на лету, к нему плечом к плечу встал Руфус, опустив на глаза бинокль. Снайпер достал из колчана две стрелы и натянул тетиву, но не отпустил стрелы, подчиняясь безмолвному приказу своего прямого командира. Выдержав ещё один залп райдриков - лучников Нортон на мгновение опустил защитную ауру. Этой секунды хватило, что бы Руфус выпустил две стрелы, а Клайд четырежды нажал на курки.

В ровный строй из оживших доспехов врезались снаряды, уничтожая проклятый металл, оживлённый при помощи демонических сил. Примерно десять монстров уже перестало существовать, когда Друид пробежал костяными пальцами по рунам в книге. Небольшие огоньки, кружившиеся над искорёженным металлом, засветились ярким свечением и доспехи снова обрели форум. Райдрики вновь подняли луки и дали залп.

- Ну как по книге! - выругался Клайд и повернулся к стоящим за его спиной людям - Давайте в варп, живо!
Поймав настороженный взгляд Иксис, ганзлингер шутливо отмахнулся от пристессы:
- Всё будет хорошо! Поверь мне!
Набрав в грудь побольше воздуха и выдержав небольшую игру в гляделки с Клайдом, епископа стала раздавать приказы направо и налево, буквально взашей заталкивая согильдийцев в варп-портал. Ганзлингер вновь отвернулся и схватил за плечо Руфуса, кивнув в сторону варпа:
- Ты тоже.
Ещё достаточно молодой мужчина запротестовал. Но у стрелка не было времени уговаривать своего подчинённого, поэтому он просто схватил снайпера за отворот жилета и бросил его через бедро. Бросок оказался удачным и Руфус кубарем вкатился в столб синего света. Теперь Клайда и стаю монстров разделял только Нортон, и старик явно не собирался уходить. Стрелок вновь выстрелил, когда на секунду опустилась аура:
- Мастер, мне нужно место для манёвра! Вы можете недолго постоять в сторонке?
Нортон закрыл глаза, понимая, что сможет поддерживать защитную ауру ещё минуту или две, но крутой нрав война не желал сдаваться. Клайд закусил губу и покрепче сжал рукояти пистолетов:
- Я прошу Вас, уходите!
В серебряную ауру врезалась ещё одна порция стрел, и не успела она упасть на пол, как паладин развернулся на каблуках и бросился в сторону варп-портала, на ходу подхватив Иксис. Когда они оба исчезли в свете варпа, Клайд улыбнулся во все тридцать два зуба.
В дальнем конце коридора раздался звук натягивающейся тетивы десятков луков и злобный смех проклятого Друида. Но вместо крика ужаса ганзлингер рассмеялся в ответ, и надвинул поля шляпы на один глаз. Клайд несколько раз прокрутил пистолеты вокруг указательных пальцев:
- Давай поиграем, красавец!

Мариме аккуратно вскрыла конверт ножом и достала лист бумаги, исписанный с двух сторон. Девушка стала быстро бегать глазами по строкам, написанным аккуратным почерком. С каждой строчкой улыбка на лице бывшей охотницы становилась всё шире, а глаза наполняли слёзы. Дочитав письмо до конца, Мариме прижала его к животу:
- Не бойся, мой маленький, папа скоро вернётся.

Клайд рванулся вбок, уклоняясь от стрел райдриков, одновременно опустошая обойму в ряды монстров. И хотя каждая заговорённая пуля убивала по нескольку тварей, после нескольких заклятий Друида они снова поднимались.
Ганзлингер ещё раз убедился в правильности своей теории и быстрыми скачками помчался вперёд, уворачиваясь от стрел райдриков. Что бы отвлечь внимания Друида Клайд сделал несколько выстрелов, умышленной промахиваясь и один точно в цель - проклятую книгу. Один из райдриков прикрыл своим телом этот проклятый фолиант, но как только пуля распорола металл доспехов перед друидом возник размытый силуэт.
Клайд успел выстрелить ещё до того, как на каменный пол упал последний кусок искорёженных доспехов. Единственная серебряная пуля превратила проклятый том Друида в фонтан из изорванных кусков бумаги и железных оправ.

В ту же секунду все до единого райдрики рассыпались, превратившись в сплошной ковёр из старых доспехов, устилающих каменный пол. Друид отпрянул назад, а на его лишённом плоти лице явно отразился страх. Ганзлингер возвышался над поверженной нечистью, сам в точности напоминая Проклятого Друида:
- Ещё не появился в этом мире монстр, который помешает мне попасть домой!
Клайд дулом пистолета поднял поля шляпы и посмотрел в глаза монстру:
- Так и передай своему хозяину!
Ганзлингер спустил курок и превратил голову Друида в месиво из ихора и обрывков материи.

Рафаэль изо всех сил держал Руфуса, рвущегося обратно в портал. Снайпер в красках описывал, что случится с его командиром, если ассассин сейчас же его не отпустит. Убийца уже хотел отпустить энергичного снайпера, когда варп-портал вспыхнул синим светом и исторг Клайда, вкладывающего пистолеты обратно в кобуру. Ганзлингер мотнул головой, отчего волосы живописно разметались по маске:
- Давайте быстрее закончим с этим! Мне что-то захотелось в тёплую ванну…
И действительно маска и плащ в нескольких местах были заляпаны тёмной кровью. Махариус довольно присвистнул, оценив незатейливый юмор стрелка и группа в боевом порядке двинулась дальше, в глубины подземной тюрьмы Гластхейма.

Сейчас больше всего пользы приносили маги и епископы, способные осветить магическими огнями проходы и лестницы, которые, казалось, составляли вообще всё убранство этого места. Сенека в очередной раз споткнулся о чьи-то истлевшие кости и налетел на Махариуса. Командор в свою очередь толкнул в спину Калиосто и епископ сделал слишком большой шаг вперёд, но его нога не нашла опоры и мужчина полетел вниз.
Нортон еле успел схватить епископа за руку и поставить мужчину обратно. Калиосто перевёл дух и кое-как поблагодарил мастера. Группа уже собиралась двинуться дальше, но вдруг Рафаэль поднял вверх руку, сжатую в кулак:
-Там что-то есть, - ассассин показал на одну из запертых дверей.
К двери подошёл мистик Сенека и приложил к ней ухо:
- Он прав, Мастер.
Сенека уже замахнулся, что бы разнести дверь, но его остановил Рафаэль:
- Слишком много шума, дай мне пару секунд.
Ассассин достал тонкую отмычку и в мгновение ока вскрыл замок на двери. Та со скрипом отварилась, но как только в маленькую комнату без окон просочились лучи тусклого света в ней кто-то истошно заорал. Из рукавов Рафаэля мгновенно выпорхнули два кинжала.

Какое-то шестое чувство подсказало Рафаэлю, что в комнате не монстр, а человек, поэтому ассассин, не убирая оружия, подозвал Иксис, осветившей крохотную комнату. Но как только магические огни заплясали по стенам камеры женщину в ужасе закрыла лицо руками и вскрикнула: к одной из стен цепями был прикован ещё живой человек. Это был молодой юноша, руки и ноги которого были в нескольких местах пробиты стальными шипами. В камеру ворвались Сенека и Рафаэль. Оба мужчины тут же заметили истерзанного паренька и кинулись к нему. Мистик тут же сложил руки над его грудью и произнёс:
- Heal!!
Руки Сенеки засветились зелёным светом, а несчастный парень вдруг дёрнулся и часто задышал. Его раны мгновенно открылись и из них полилась тёмная кровь. Рафаэль заговорил первым:
- Кто это сделал?
Парень задрожал крупной дрожью и попытался что-то ответить, но из его рта также полилась густая тёмная кровь. Ассассин покачал головой и посмотрел на Сенеку:
- Ему вырезали язык, - Рафаэль быстро осмотрел беднягу - он перенёс с десяток разных пыток. Это стиль моей гильдии…
Даже в полутьме Сенека заметил, как ассассин до крови закусил губу. В это время в камеру вошёл Нортон и присел рядом с беднягой. Но старик тут же поднялся со своего места и оттолкнул Рафаэля в сторону, упав на колени рядом с головой парня. Нортон даже не пытался сдерживать дрожи в руках, когда обхватил окровавленное лицо паренька:
- Г-гаури?
Истерзанный парень открыл глаза и посмотрел на старого паладина, а потом что-то булькнул, а затем несколько раз вяло кивнул головой. Сенека и Рафаэль раскрыли рты от удивления:
- Это тот мечник?
- Тот, которого мы приняли к нам пару недель назад?
Немым ответом на их вопросы была эмблема гильдии, которую Нортон сорвал с ремня бедного парня. Вдруг парень выгнулся и активно замычал, даже пытаясь двигать пробитыми руками и ногами. Когда мычание превратилось в подобие крика, а глаза бедного мальчика готовы были выскочить из орбит его грудь взорвалась кровавым фонтаном.

Иксис плакала и била Клайда в грудь сжатыми кулаками, а он стоял, сжимая дымящийся пистолет. Ганзлингер и сам был готов следующую пулю пустить себе в голову, но он понимал, что этим он спас бедного парня от ужасных мучений. Нортон сжал эмблему гильдии в руке, а когда снова разжал ладонь, то небольшая пластинка металла было согнута пополам. Старый паладин выпрямился во весь рост:
- Мы бы могли спасти его…ему ещё и восемнадцати не исполнилось!
Между взведённым паладином и ганзлингером встал Рафаэль, расставив руки в стороны:
- Нет, Мастер. В его тело запустили несколько паразитов и они уже практически выели его изнутри. Фактически он был уже мёртв. Клайд просто облегчил его страдания…
Иксис ещё громче зарыдала и ткнулась лицом в грудь стрелка.

Аркелион одним пасом рук превратил небольшую комнату в огненный ад, а Махариус захлопнул дверь, подперев её деревянной балкой. Иксис и Калиосто закончили читать молитвы за упокой души молодого мечника и группа рванулась вперёд, перейдя на быстрый бег. Нортон приказал не оставлять в живых ни одного монстра, встретившегося на их пути, и все без исключения с радостью выполняли приказ мастера.
Согильдийцы походным маршем шли по подземной тюрьме к самому её центру, пресекая любые попытки монстров им помешать. Случай с молодым мечником буквально поджёг кровь в жилах всех людей и теперь они вымещали свою боль, безжалостно истребляя тварей, повинных в этой смерти.
Пройдя по довольно широкому мосту, согильдийцы вышли в обширный холл, по обеим стенам которого висели клетки, а посередине стояли многочисленный колонны. На каждой из них висели цепи, на гвоздях болтались странного вида инструменты, а в самом конце этого зала стоял монумент.
В крайне малочисленных книгах говорилось, что хотя здесь и обитали демоны, простыми заклинаниями священников их изгнать не получится. Именно поэтому группа встала кругом, спрятав в центре обоих епископов.

Вдруг тишину подземелья прорезал резкий свист. Звук исходил из дальней части зала - от странного монумента. После зазвучал звонкий женский смех, слышать который было по меньшей мере странный в таком месте. Внезапно в зале один за другим стали зажигаться факелы, прикрученные к стенам и колоннам. Стуча заострёнными каблуками по каменному полу из тени монумента вышла высокая женщина в половинчатой маске, увенчанной рогами. Незнакомка была одета в красный кожаный костюм, высокие сапоги, а в руке она игриво вертела длинным кнутом:
- Как вы, люди, посмели вторгнуться во владения хозяйки подземной тюрьмы Гластхейма?!
Нортон опустил на лицо забрало шлема и вышел вперёд:
- Мы ищем здесь своих людей, демон. И я настоятельно советую тебе убраться с нашей дороги!
Зеалотус щёлкнула кнутом:
- Побереги советы для таких же бесполезных существ как ты!
Нортон хотел что-то ответить надменной демонесе, но на его бронированный наплечник легла рука Клайда. Ганзлингер полностью помещался за спиной старого война, поэтому Зеалотус не могла его видеть:
- Можно я попробую?
Паладин нахмурился, но всё же уступил своё место пасынку. Мужчина приподнял шляпу и перекинул «Распятие» на другое плечо, освободив правую руку. Клайд сделал шаг вперёд и медленно, даже театрально, снял маску с лица.

Единственный глаз, не прикрытый маской, расширился от страха, когда Зеалотус поняла, кто перед ней. Оступившись, демонесса визгливо вскрикнула:
- Ты?! Что ты здесь делаешь?!
Клайд тряхнул головой, убрав с лица растрепавшиеся волосы:
- Вижу, что ты всё ещё не забыла меня… Может напомнить тебе нашу прошлую встречу?
Зеалотус выронила оружие и схватилась руками за голову:
- Пошёл вон! Убирайся отсюда!
Многие согильдийцы Клайда стали переглядываться, не совсем понимая, что же происходит; относительно спокойным остался только Рафаэль. Клайд же тем временем запустил руку в карман и что-то оттуда извлёк, подняв над головой:
- А ты нисколько не изменилась за пять лет. Всё такая же трусливая тварь, какой и была! - ганзлингер раскрыл руку, в которой оказалась свеча из красного воска - Посмотри на своего хозяина, Зеалотус!
Демонесса взвыла и упала на пол:
- Убери это! Умоляю тебя, убери!

Зеалотус из последних сил произнесла несложное заклинание и за её спиной прямо из пола поднялись две сгорбленные тени. У этих демонов почти всё тело было пробито стальными шипами толщиной с палец, а руки заканчивались катарами, лезвия которых доставали до земли. Из одежды на демонах были только изорванные штаны; они оба что-то промычали и посмотрели на Зеалотус. Демонесса продолжала извиваться на земле:
- Убейте его! Убейте их всех!
Демоны наклонили головы набок и бросились на людей, согнувшись пополам и высекая искры катарами. Из тёмных углов подземелья на согильдийцев также бросились похожие демоны, образовав кольцо вокруг людей. Ганзлингер вскрикнул:
- Рафаэль!
Ассассин свернулся в тугую пружину и, когда демоны сделали финальный рывок, выпрыгнув над его согильдийцами, буквально взорвался градом отравленных кинжалов.
Каждый ядовитый клинок попал точно в цель и все демоны, как один повалились на пол, извиваясь в предсмертных конвульсиях. Снова раздались стенания Зеалотус, но на этот раз они звучали дальше. Причиной этому была небольшая пауза, полученная демонессой во время атаки своих подчинённых. За это время она сумела отползти к монументу и теперь держалась за кольцо, вкрученной в него:
- Будь ты проклят, «Бич демонов»!
С этими словами она потянула за кольцо. Раздался скрежет и в дальней части зала распахнулись огромные ворота. А затем подземелье огласил громогласный рёв.

Клайд, не медля ни секунды, развернулся и стал быстро отдавать приказы:
- Руфус, Калиосто, найдите остальных пропавших! Сенека, Аркелион, обеспечьте нам пути отхода! Остальные готовьтесь принять бой!
Тот факт, что стрелок не являлся мастером гильдии сейчас никого не смутил и все мгновенно бросились выполнять его приказы, обнажая оружие.

Стальные ворота слетели с петель, когда в зал ворвался монстр, размерами напоминающий небольшой корабль, причём как в высоту, так и в ширину. Из спины опалина торчали гигантские гвозди, а лицо было закрыто маской, сшитой из каких-то чёрных лоскутков. Чудовище заревело и достало из-за пояса клещи соответствующего ему размера. Сразу за ним из открывшегося прохода вынырнули демоны с катарами вместо кистей и шипастым телом, а также странные, напоминающие злобную пародию на шутов твари, вооружённые тесаком и серпом.
Гигант ещё раз заревел и бросился вперёд, растоптав при этом несколько своих мелких собратьев. Клайд стиснул зубы от натуги, вскидывая «Распятие» себе на плечо, но вдруг перед ним выросла фигура Махариуса, закованная в броню:
- Здесь нельзя стрелять, Клайд! Взрывная волна может повредить опоры!
Ганзлингер выругался, но колос не дал ему времени. Огромный монстр поднял руки над головой и обрушил своё оружие на миниатюрных, для него, людей.

Клайда отбросило на несколько метров назад, но стрелок не упал, сумев остановить своё падение, использовав «Распятие», как опору. Ганзлингер посмотрел туда, где его и Махариуса настиг удар здоровенного монстра Зеалотус. Пыль и каменная крошка уже практически осели, поэтому стрелок смог разглядеть что же случилось с его другом: командор держал над головой свой двуручный меч, стоя по самое колено в воронке, края которой обозначали расколотые плиты. Махариус взревел и сбросил огромные клещи со своего оружия, обернувшись к Клайду:
- Помоги остальным, с этим я разберусь сам!
Клайд вскинул пистолет и выстрелил, попав огромному Фендарку точно в лоб. Монстр покачнулся и сделал шаг назад, но рана не причинила ему особого дискомфорта, хотя и дала командору время, что бы нанести удар с разворота. За своей спиной ганзлингер услышал свист металла, режущего воздух и обернулся как раз в тот момент, когда щит Нортона смял двух Рубио, имевших неосторожность совершить прыжок из-за колонны.
Вокруг Клайда кипела кровавая битва, и люди пока что одерживали в ней верх, но стрелок понимал, что всё прибывающие монстры скоро сомнут их, как приливная волна. Они и держались ещё только потому, что в душе каждого война ярким пламенем пылала жажда мести и надежда, что их пропавшие друзья сегодня вернуться домой.

Зеалотус улучила подходящий момент и вскочила на ноги, раскручивая над головой хлыст. Демонесса несколько раз стегнула пробегающих мимо монстров:
- Вперёд! Убейте их всех! - истошно вопила Зеалотус, направо и налево раздавая удары бичом.

Махариус парировал ещё один удар гигантских клещей и увёл их в сторону, в очередной раз задев монстра самым кончиком меча. К удивлению командора огромный Фендарк оказался на удивление ловким, хотя и не очень опытным противником, полагающимся на силу, а не на мастерство. Он каким-то чудом уклонялся почти от всех атак, а небольшие повреждения, причинёнными Махарусом не беспокоили монстра.
Командор опустился почти до самой земли, что бы уйти от горизонтального удара клещами, улучив ещё пару секунд, что бы решиться… Махариус окликнул Клайда, как раз меняющего обойму своего пистолета:
- Клайд, мне понадобится пара секунд! Когда я дам знак, отвлеки его!
Фендарк снова размахнулся клещами над головой и уже собирался накрыть этим ударом человека, но тот в последний момент чуть отклонился в сторону, подставив под удар свой меч, но не заблокировал атаку, а переместил вес и силу, приложенную к оружию в другую точку. Этот простой манёвр возымел превосходный эффект: громадный Фендарк потерял опору, а Махариус тут же заорал во всё горло:
- Давай!
Потерявший равновесие Фендарк начал заваливаться вперёд, но тут ему точно в голову врезался металлический крест, опрокинув колоса на спину. Тяжело грохнувшись на каменный пол монстр выронил своё оружие и медленно потянулся руками к груди, из которой торчал конец меча Махариуса.

Даже бедное сознание монстра сейчас осознало, что через несколько мгновений оно угаснет, и виноват в этом тот самый небольшой человечек, которого приказала убить его хозяйка.

Махариус одной рукой рванул меч вперёд, разрубив Фендарка на две половины от груди и выше. Командор скинул с себя останки монстра и раскинул руки в стороны, издав победоносный клич. Воин светился так, как будто его доспехи раскалились до бела. Казалось командор перестал замечать происходящее вокруг него. И когда на него с двух сторон бросились демоны - пугало Махариус даже не пошевелился. Монстры издали звук, который видимо обозначал у них смех и метнулись вперёд, нанеся удары своими зазубренными серпами. Ржавые крючья глубоко вошли в правое предплечье и бок командора, но он даже не пошатнулся. Мужчина схватил обоих монстров за головы и с громким хрустом раздавил их черепа голыми руками.
Клайд успел поднять «Распятие» и по пути застрелить несколько монстров, но он и представить себе не мог, что Махариус войдёт в состояние берсерка.
Не замечающий преград на своём пути, и не обращая внимания на ранения, Махариус рвался к воротам, откуда волнами выходили всё новые и новые монстры. Командор каждым ударом меча разрубал сразу по несколько монстров, а те, что успевали подобраться ближе или даже наносить удары человеку, умирали, получая удары коваными сапогами или рогом на шлеме командора.
Добравшись до сорванных с петель ворот Махариус вонзил свой меч в каменный пол и поднял одну из створок, приставив её на место, затем командор достал меч из каменной плиты и воткнул его так, что бы подпереть оторванную створку, а сам поднял вторую и поставил её на место. Командор встал спиной к сорванным дверям и расставил руки в разные стороны, удерживая их на своих местах. С другой стороны ворот раздались крики запертых монстром.

Клайд не мог использовать «Распятие», пока рядом находились его согильдийцы, и хотя Махариус подарил им несколько драгоценных минут, преградив дорогу основной массе монстров, они всё равно рвались в зал из боковых проходов. Ганзлингер вновь перезарядил пистолет, еле успев увернуться от ржавого серпа, и выстрелил монстру в голову. Стрелок поискал глазами своего старого друга:
- Рафаэль, найди Руфуса и поторопи их! Время на исходе!
Рядом с Клайдом пролетела бутылка, превратившая нескольких монстров в лужи на полу. Виола на ходу отсалютовала мужчине, снеся голову ещё кому-то боевым топором.
Клайд повторил:
- Рафаэль! Давай живее!
Но ассассин как будто не слышал его; он выбирал из толпы монстров только тех, у которых руки заканчивались катарами, а из конечностей торчали шипы и методично уничтожал их, используя все возможные приёмы убийц. Стрелок стиснул зубы и окликнул одного из сталкеров, появившегося достаточно близко, повторив приказ. В отличии от своего командира тот мгновенно пропал из виду.

Руфус вылетел из-за колонны, размахивая руками и крича:
-Мы их нашли, командир! Они здесь!
Клайд обернулся на крик снайпера:
- Так тащите их сюда и убираемся прочь!
Руфус покачал головой:
- Не можем! Они скованы какими-то странными оковами!
Тут раздался голос Нортона:
- Попробуй использовать это!
Старый паладин бросил снайперу ту самую сферу, которую они нашли в снежной пустыне днём ранее. Руфус поймал её на лету и метнулся обратно. Словно в ответ на это действие Зеалотус взвыла и кинулась ему наперерез:
- Не смей! Это мои пленники!

На Клайда насели несколько монстров, сильно затрудняя перемещения стрелка по залу. Ганзлингеру приходилось сначала расталкивать надоедливых тварей металлическим крестом, и только затем расстреливать их в упор из пистолетов. Когда в поле зрения остался только один шипастый монстр из-за спины мужчины вынырнула тень и одним ударом прикончила тварь, но когда Рафаэль собрался метнуться к следующему монстру его схватил за плечо Клайд и проорал ему прямо в лицо:
- Оставь их! У нас нет времени на твою классовую ненависть!
Ассассин затуманенным взглядом посмотрел на друга и дёрнулся в сторону, намериваясь продолжить зачистку этого места, но стрелок не отпустил его плечо, развернув вокруг своей оси и врезав коленом под дых. Рафаэль согнулся пополам, а Клайд сделал два выстрела через его спину, уложив ещё пару монстров. В это самое мгновение из боковой комнаты вышли Руфус и Калиосто, поддерживая ещё двух людей.

Перед снайпером и епископом возник женский силуэт с занесённым над головой хлыстом. Демонесса что-то заорала и опустила руку с бичом на людей, не способных защититься, но раньше чем его шипастый наконечник коснулся их, рукоять оружия взорвалась фонтаном из обрывков кожи и металлической стружки. Зеалотус схватилась за раненую руку и отскочила в сторону, рекой извергая проклятия.
Между Зеалотус и спасательной командой возникла Фурия с огромным молотом на перевес и с размаху нанесла удар. Вёрткая Зеалотус подпрыгнула вверх, пропустив молот под собой, а затем, зацепившись за одну из колонн ловко скрылась где-то под потолком зала.
Как только Калиосто и Руфус добрались до спасительного моста, подготовленного для того, что бы выбраться отсюда, Клайд заорал во всю глотку:
- Отходим!
Услышав заветную команду его согильдийцы стали медленно пятиться назад, защищаясь от наседающих монстров. На своём месте остался только Махариус, всё ещё удерживающий ворота. Ганзлингер разнёс ещё чью-то голову и заорал, обращаясь уже только к командору:
- Давай живее! Брось эту чёртову дверь!
Сбивающий сапогами монстров командор поднял лицо, залитое кровью, и вместо ответа лишь покачал головой.

Все, кроме четверых уже собрались на узком мосту и из последних сил сдерживали монстров. В зале, напоминающем пыточную остались только Клайд, Махариус, Рафаэль и Мортарион, получивший ранение в ногу. Стрелок расправлялся с подступающими всё ближе тварями, лихорадочно пытаясь найти выход. И вдруг в его голову пришла гениальная мысль: он ещё раз огрел вырывающегося ассассина по затылку и встряхнул:
- Рафаэль, ты слышишь меня?! Слышишь?!
Убийца тряхнул головой и несколько раз моргнул:
- Вроде да…
- Тогда хватай Мортариона и тащи его на мост! Скажи ему чтобы… - конец фразы потонул в грохоте ломающихся ворот.
_________________

http://rorealm.com/reg.php?r=8440d6c683f165e3


Последний раз редактировалось: Bobrantos (Вс Окт 18, 2009 11:19 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail ICQ Number
KCEHOFOHT
RoRealm
RoRealm


Зарегистрирован: 02.10.2007
Сообщения: 1223
Откуда: Тольятти

СообщениеДобавлено: Вс Окт 18, 2009 9:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

а где ещё 6 глав? пока ещё не читал, не проч быф сразу всё одни разом читануть, вроде коменты положительные Wink
_________________

Толпа кричала,мы все индивидуальности, и только один тихо сказал, а я нет!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение ICQ Number
Bobrantos
RoRealm
RoRealm


Зарегистрирован: 05.01.2008
Сообщения: 2325
Откуда: Legio Mortis

СообщениеДобавлено: Вс Окт 18, 2009 11:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

конец не влез в один пост..

Клайд пристрелил ещё одного монстра - клоуна, когда раздался щелчок - знак опустевшей обоймы, но Рафаэля уже не было рядом - он закинул раненого мага себе на спину и крупными прыжками помчался к мосту. Когда импровизированные носилки с раненым добрались до узенькой переправы ганзлингер заорал:
- Мортарион, давай!
Раненый архимаг сделал несколько пассов руками:
- Frost Diver!!
От мага по земле с дикой скоростью стала распространяться ледяная волна, движущаяся прямо к воротам, которые из последних сил поддерживал командор Махариус. Клайд не глядя кинул «Распятие» в сторону своих товарищей и помчался в ту же сторону, одновременно меняя обоймы пистолетов. Ганзлингер бежал так, что бы ледяная волна оставалась точно у него за спиной, и, когда новые обоймы с щелчком встали на свои места он тут же продолжил уменьшать плотность монстров на один квадратный метр. Когда между мчащимся мужчиной и стальными дверями осталось метров десять Клайд заорал во всё горло:
- В сторону!
Махариус сделал последнее усилие и отскочил в сторону за секунду до того, как в стальные ворота врезалась ледяная стена. Рядом с ним приземлился Клайд, провернувшись на каблуках и сделал ещё несколько выстрелов в толпу монстров. Дотронуться до командора он не решился, но привлечь его внимание было как-то нужно, поэтому одну из пуль стрелок послал в потолок, обрушив на голову Махариуса маленький кусок камня. Рыцарь качнул головой и пришёл в сознание. Изнеможенное тело мужчину тут же почувствовало все раны, полученные в этом кровавом бою, и если бы Клайд не подставил своё плечо, то Махариус обязательно бы рухнул на пол. Ганзлингер что-то кричал и стрелял во всё, что приближалось ближе чем на двадцать метров. Из всей тирады Махариус расслышал только «две обоймы» и «шевелись, мать твою».
Командор наконец-то пришёл в себя и, схватив в одну руку Клайда, а во вторую обломок какой-то железки ринулся вперёд, расшвыривая монстров, словно бронированный поезд.

На таком расстоянии Рафаэль ничем не мог помочь другу, поэтому он в бессильной злобе сжимал «Распятие» и изредка бился об него лбом, в то время как Руфус одну за другой пускал стрелы в наступающих монстров. Внезапно зоркий глаз ассассина увидел, что монстры рядом с ледяной стеной подлетают в воздух или просто распадаются на верхнюю и нижнюю часть, а затем разглядел и рвущегося вперёд командора. Махариус наконец-то вырвался из толпы монстров, таща Клайда, как мешок с песком.
Командор швырнул стрелка вперёд и тот, приземлившись на ноги и сделав перекат назад, выпустил ещё несколько пуль, прикрыв продвижение Махариуса.
А в дальнем конце зала вновь появилась Зеалотус, держа окровавленную руку здоровой:
- Правильно, жалкий человек, беги! Беги, потому, что ты и твой род ничто против хозяйки тюрьмы Гластхейма!
Ганзлингер достал из внутреннего кармана красную свечу и бросил её через весь зал прямо в руки демонессы. Та подняла руку к потолку, пытаясь поймать свечу, но через несколько долгих секунд она поняла, что небольшой предмет не долетит до неё.
Пока свеча начала терять высоту и быстро падать Зеалотус смотрела на неё не отрываясь, но когда кусок воска пролетал напротив глаз демонессы та вдруг посмотрела мимо него и увидела Клайда, вскинувшего пистолет.

Ганзлингер нажал на курок, выпустив последнюю пулю из ствола пистолета. Снаряд пролетел через весь зал, навылет пройдя через свечу красного воска и правый глаз Зеалотус.

Как только погибла хозяйка, озадаченные монстры остановились, словно вкопанные, и стали крутить головами, не понимая, что они должны сейчас делать. Воспользовавшись этим затишьем Клайд выхватил из рук Рафаэля «Распятие» и опустошил обойму в сбившихся в кучу монстров, превратив их в кровавую пыль.
Затем Иксис и Калиосто в спешке открыли варп-порталы и вся группа исчезла в столбах синего света.

Мортарион скоро поправился, Рафаэль долго извинялся за своё поведение в подземельях и ещё дольше выспрашивал о подробностях знакомства Клайда с демонессой, Нортон и Иксис почти целую неделю провели у себя в особняке, что-то обсуждая с Сенекой, Фурией и ещё несколькими командирами, Махариус тот час отправился в церковь Пронтеры, спасённых пленников положили в госпиталь и каждый день навещали почти всей гильдией, Виола вдруг открыла в себе писательский талант и в мельчайших подробностях описала все приключения, пережитые за последние несколько дней. Эти истории позже будет зачитывать мастер Нортон новобранцам гильдии в качестве примера доблести и отваги, а барды будут сочинять песни, используя именно эти записи. Клайд же, растолкав нескольких человек, пробился к девушке из службы «Кафра» и, постоянно извиняясь, забрал со склада драгоценные зубы Гарма и диадему. Затем он бегом добежал до кузницы и отдал последние деньги да несколько серебряных пуль, что бы улыбчивая девушка-кузнец сделала из всего этого потрясающую корону.

Ганзлингер вихрем ворвался в свой дом, выкрикивая имя своей жены, как будто возвещая о пожаре. Клайд улыбался во весь рот и крутил головой во все стороны, но вдруг он замер на месте. Мужчина медленно поднимал взгляд, с пола на ступени лестницы, затем на изящные туфельки, длинное белое платье, сомкнутые на животе руки, кружева на груди, пухлые губки и наконец нашёл глаза своей жены:
- Я дома, любимая…
Мариме сбежала вниз по лестнице и побежала к мужу, а тот выпустил из рук ремень «Распятия» и оружие с грохотом упала на каменный пол. Девушка буквально набросилась на мужа, целуя его в щёки, губы, лоб и нос, при этом шепча нежные слова и крепко прижимая стрелка к себе. Клайд был безумно рад видеть свою любимую жёнушку, но всё же отстранился от неё, сделав шаг назад. Мужчина опустился на одно колено и достал из-за спины корону, увенчанную зубами Гарма. При виде этих нетающих ледышек Мариме поднесла руки ко рту и ойкнула, когда её муж поднялся и надел эту корону ей на голову. Ганзлингер прижал к себе бывшую охотницу и ткнулся лицом в её мягкие волосы, а по его щекам, всё ещё измазанным грязью скатились две крупные слезы…
_________________

http://rorealm.com/reg.php?r=8440d6c683f165e3
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail ICQ Number
TRIVIUM
RoRealm
RoRealm


Зарегистрирован: 23.08.2006
Сообщения: 850
Откуда: Медовый край

СообщениеДобавлено: Пн Окт 19, 2009 6:19 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Хочу ещё... На работе зачитался так, что даже на проверку внимания не обратил...
_________________
Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки на этом форуме!
Пожалуйста registred или enter на форум под своей учётной записью!
Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки на этом форуме!
Пожалуйста registred или enter на форум под своей учётной записью!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора ICQ Number
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Форум Рагнарок Онлайн Сервера :: Творчество Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Рагнарок Онлайн